Между двух войн

 

Эту статью не хочется писать, скрываясь за простым изложением фактов, как бы обходя молчанием личностное присутствие пишущего. По тем же причинам не хочется маскироваться за расплывчатым «мы», «наша команда». И дело не в том, чтобы выпятить себя, поякать. Нет. Дело совсем в другом. Потому что только таким образом - через разговор от первого лица, не прячась ни под какими стилистическими уловками, - можно выразить те чувства и мысли, которые родились у меня в результате работы на Конкурсе «Автор ищет автора!» и общения с нашим замечательным жюри. (А вот тут не могу подобрать более удачного слова, кроме этого, слегка поблёкшего от чрезмерно частого употребления). Потому что наше жюри - замечательное, и прежде всего в человеческом аспекте...

 

Передо мной стоит, как никогда до этого, трудная задача - рассказать о наших членах жюри, не прибегая к удобным журналистским штампам, найдя нефальшивые чистые тёплые ноты. Рассказать об Анне Олейниковой и Владимире и Анжеле Фарбер. И прояснить непростую ситуацию с судейством на Конкурсе «Автор ищет автора!». Непростой её сделали тяжелые обстоятельства, в которых оказались наши члены жюри. Напоминаю, что в конкурсе 2 номинации - «ФА-СОЛЬ-ка» и «Родительская». Судить и писать финальную песню в первой номинации должна была (и уже сделала это) Анна Олейникова, а в «Родительской» - Владимир и Анжела Фарбер. Об Анне, живущей на Украине, я уже писала несколько дней назад (см. статью здесь). Там же я неопределенно сказала, что для второго члена жюри по объективным причинам работа над пакетом работ участников затруднена. Никакой конкретики об «объективных причинах» в той статье не было. Потому как я и сама их точно не знала.

 

А «причины» эти безжалостны и страшны - военные действия. Владимир и Анжела Фарбер живут в Израиле. Меня поражает некая синхрония, просматривающаяся в судьбах композиторов, согласившихся сотрудничать с нашим проектом более полугода назад. А тогда, ранней весной, только в ночном кошмаре можно было представить то, что происходит в нашей теперешней реальности. Мы, россияне, с болью в сердце смотрим новости о боевых действиях в Донецке и Луганске, внутренне холодея, читаем о родителях, закрывающих своими телами детей от взрывов. Но тот же кровавый ужас происходит и в Израиле. Владимир с Анжелой не выходили какое-то время на связь с нами, потому что как и родители в Донецке и Луганске прикрывали своими телами детей от рвущихся ракет над крышей их дома. А потом - больница... 

 

Кто из родных Владимира и Анжелы в больнице, какова ситуация (знаю только, что тяжелая) - Владимир не пишет. Читать приходится между строк коротких сухих деловых нерегулярных писем, которыми нам удаётся обмениваться с Владимиром. Но от одной мысли, что Владимир и Анжела в перерывах между воем ракет, борясь и боясь за жизнь своих детей и свою собственную, читали работы наших конкурсантов... я не знаю как у вас, но у меня холодок пробегает по телу, а потом от теплоты и благодарности к этим людям сжимается сердце. Мне трудно выразить словами то, что я чувствую, то, что думает моё сердце,  - нужных слов не хватает, а привычные использовать не хочется. Потому что того и гляди свалишься в пропасть из банальщины и навязших на зубах штампов о силе искусства и творчества, катарсисе и далее по списку. Но с другой стороны - а что же ещё поддержало этих людей, помогло им работать в страшных, ненормальных условиях?!.  Анна находится в подвешенном состоянии, буквально между миром и войной. Владимира, Анжелу, их детей уже опалила война, обдала своим гарево-тошнотворным перегаром. Но ни один из них не отказался от работы в конкурсе. Значит, есть она, эта сила - сила искусства, сила творчества, которая объединяет и поддерживает людей в трудные и страшные времена. 

 

Нужно добавить ещё один штрих: работа в жюри не так проста, как это может показаться непосвящённому. Не все тексты одинаково хороши, не все вдохновляют на создание песни. С другой стороны, добросовстному члену жюри (а наше жюри именно такое!) хочется соблюсти принцип справедливости и максимальной объективности. А это порождает чувство ответственности, являющееся изрядным моральным грузом. К тому же в каждую номинацию нашего конкурса было послано более ста текстов, что является значительным объёмом для обработки, ранжирования по литературной ценности, да просто - для чтения.  Так что членам жюри действительно пришлось потрудиться. Надо подчеркнуть, что это труд не оплачиваемый, добровольный. Учитывая ситуацию, его смело можно назвать подвижническим. И сейчас я хочу сказать то главное, ради чего и писалась эта статья.  Я хочу сказать: благодарю. Низкий вам поклон, Анна, Владимир и Анжела, за ваш труд, ваше творчество, ваше служение делу! Поклон от меня и всей нашей команды!

 

Почитать об Анне Олейниковой

Почитать об Анжеле Фарбер

 

P.S. Итак, жизнь внесла коррективы в правила Конкурса «Автор ищет автора!», и на сегодняшний день у нас сложилась такая ситуация: жюри и композитор, написавший финальную песню в номинации «ФА-СОЛь-ка», - Анна Олейникова; жюри в номинации «Родительская» - Анна Олейникова и Владимир и Анжела Фарбер, композитор, написавший финальную песню - Анна Олейникова. 

 

Посмотреть результаты конкурса, послушать итоговые песни

 

 

Автор: Вероника Ткачёва

 

(30 августа 2014 года)

 

 

  

Обложка диска "ОСТРОВА ДЕТСТВА"
Обложка диска "ОСТРОВА ДЕТСТВА"

 

Выпущен итоговый CD-диск Конкурса "Звонкие нотки - 2014", который  получил название "ОСТРОВА ДЕТСТВА". 

Подробнее: http://7notes.jimdo.com/конкурсы/

 

Диск распространяется БЕСПЛАТНО благотворительный фондом "Ступени радости": 

www.7hstep.com/


Для большинства песен (с согласия авторов) мы можем предоставить "минусы" и ноты. Спрашивайте!